Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

На границе дождя и света

Опубликовано 02.03.2021

баба Маша на работебаба Маша на работе

 - Скорее снимай с себя всю одежду! – предлагает мне бабушка - Заходи в воду! Будем вместе купаться!

- Как? Всю? Голяком купаться? - недоверчиво уточняю я, будучи пяти лет от роду. – А вдруг меня кто хватит в реке? Цапнет не за купальник, а сразу за ножку… - сопротивляюсь я, но вскоре сдаюсь под веселые брызги своей городской спутницы, к которой побежала с кручи на мелководье.

Вода в реке Сев искрится на солнце, охлаждает нагретое жарой тело. Я завороженно смотрю, как плещется моя спутница, словно оставившая на берегу не только одежду, но и все года той большой разницы, что разделяют внучку с бабушкой. В тот летний день на реке не было взрослого с ребенком, а находились лишь две подружки.

Накупавшись всласть, мы вышли на берег, где быстро обсохли под теплым ветерком, не доставая даже полотенец.

 > слушать онлайн <> смотреть видео < 

 - Вот видишь, как хорошо! Ничто с тебя не капает, не сохнет на тебе. Вышла и сразу вся обсохла. Хорошо! – Уверенно говорит баба Маша. Но я… все же сомневаюсь, что так стоило купаться. Однако сосновый лес на противоположной стороне реки Сев одобрительно кивает своими верхушками, поддерживая мою старшую собеседницу. – Это же Девичье! Сюда ребята не ходят. Здесь наша купальня!

Я задумываюсь. Ведь если есть место для купания девочек, то где тогда место для купания мальчиков? И как случайно на него не попасть? Но задать этот вопрос я не решилась.

- А ребятишки да мужички могут везде купаться, им что – нырнул с берега и все дела… - словно подытожила размышления ребенка моя бабушка.

А я завороженно смотрю на белый песок на берегу. Трава здесь расступилась по сторонам, окантовывая белую горку, по верху которой постоянно перемещается шуршащими змейками песок по сторонам. На берегу, по бокам прибрежной горки проложены плотные тропинки ногами постоянных купальщиц. И вот что интересно: на близких местах купания к селу Невдольск песок желтый, когда сухой, и коричневый от воды. А тут – белый, словно лист бумаги, на котором я то пальцем, то палочкой прорисовывала какие-то фигуры, которые исчезали под очередной поземкой. Подобный мелкий, мягкий песок позднее увижу только на фотографиях отдыха теледив на Мальдивах, и никогда больше возле села Невдольск.

А Девичье зарастет первым. Сюда больше не будут так часто приходить купаться смеющиеся девицы разных возрастов, - все они разъедутся по разным направлениям страны, унося с собой в далекие края тайны из нашей секретной купальни.

А вот идти до села долго, более километра, что делать моими маленькими шажками да еще под палящим солнцем сложнее, чем болтать без умолку. В тот день я была целиком поглощена фигурой своей городской бабушки, приехавшей погостить к моей бабушки деревенской.

Я совершенно не помню, во что она была одета, вероятно, в какое-то легкое, ситцевое платье в цветочек, …поскольку я ощущала, что она была «одета» в счастье! Которое словно кружило вокруг нее, обволакивало пеленой самых невероятных эмоций. Бабушка ли сопровождала меня на речку или я ее – я не знала точно, но Марья Ванна вздыхала полной грудью, словно восполняя то, чего у нее многие годы до нашей встречи не было, она наслаждалась этой прогулкой  – по лугу Бедулино, от Клюевой Пасеки до Змеиной горки и обратно, по дороге с примятой колесами телег травой.

баба Маша на работебаба Маша на работе

Меня удивило, насколько быстро баба Маша нашла общий язык с бабой Соней. Я отказывалась поверить в то, что они прежде никогда не проводили время вместе, и только здесь, на Брянской земле, они вволю наговорились в течение нескольких недель о своих детях и внуках.

Бабушка городская все время работала и в отпуск выходила с внуками редко. Мы к ней попадали изредка на выходные, выпрашивая у родителей ночевку в дали от дома. В Марьино перед сном всегда дзынькал колокольчик, стоявший у бабы Маши в изголовье на полочке у прикроватной лампы. И следом за медленно угасающей лампой теряли свои очертания корешки книг про истории былых времен, которые баба Маша очень любила читать, предпочитая из всех книг исторические романы.

А тем летом на юго-западе России стояла невыносимая жара. В воздухе парило так, что теплый воздух несколькими слоями струился над травой, показывая миражи невысоко над землей. Однако аромат трав, накатывающий порывами ветра, пропитывал насквозь и поступившая было хандра уносилась прочь.

Но! внезапно температура резко упала и ветер стих. На нас сверху упали редкие капли дождя.

И тут меня снова удивила моя баба Маша. Она во второй раз за день предложила снять с себя одежду. Я не могла понять зачем и почему, ведь обычно бабушка наоборот следит за тем, чтобы была ладно одета, аккуратно причесана, чтобы край у моего сарафана не задрался, косынка не развязалась. Но в тот день почему-то все было наоборот.

Платья мы убрали под ведро, что брали с собой, а сами зашли под навес дерева. Это было наше единственное укрытие на пути – других деревьев на лугу не было. Дойти до него всегда означало, что половина пути от реки до дома пройдена, уже отсюда видны крыши домов на нашем повороте и  здание школы на другом конце села. Но.. только не в тот день. Все знакомые дома словно кто-то похитил, завесив плотной пеленой ливня. Вместо привычных очертаний домов в деревне перед нами открылась огромная сцена, на которой выступал ливень, отголоски дождя лишь едва доносились до нас. Как завороженные, мы смотрели, как дождь поглотил деревню , и ждали, когда он отступит и покажет знакомые дома снова. Я молчала, а бабушка что-то рассказывала, чтобы я не боялась. И ее беззаботное, легкое настроение не смогла прибить к земле не одна струйка воды. Казалось, она была настолько счастлива, что сама стихия не решалась приблизиться к ней, будучи не в силах растворить отдельными каплями дождя очищающего душу и тело купание в реке Сев.

А когда дождь утих, то баба Маша достала своей внучке Маше сухую одежду, чтобы вместе продолжить свой путь к дому бабы Сони и деда Тереха. Те было забеспокоились, не попали ли мы в грозу, не замочило ли нас, и с нетерпением поджидали нашего возвращения с горячим чаем и блинами. Я уснула быстро под их разговоры о том и о сем, а мои бабушки продолжили свои посиделки у соседки напротив – у Проси, куда вечером пришла и соседка слева Юрочиха, и соседки справа Вотя и Мигалиха, также заглянула Лебедиха, она же Геппа..

Всем этим молодым тогда бабушкам было о чем поговорить. И совершенно нечего было делить.  Вся их юность прошла в борьбе за выживание. Бабушка в Москве в свои 18ть дежурила на крышах домов, куда сбрасывали фугасные бомбы, она следила, чтобы те не взорвались и не погубили мирных жителей. А другая бабушка в Брянском лесу вместе со старшим ребенком 5ти лет укрывалась в землянках от фашистов и мадьяр. Им обеим не хватило самого насыщенного проживания своей молодости, которую украли враги-завоеватели да постоянные изломы судьбы на фоне истории своей страны.

И вот, пользуясь случаем, что они присматривают за внученькой, они сами «отрывались», как дети.  Например, говорили, что идут на реку с ребенком, но плескались сами. Отправлялись в магазин за гостинцем внученьке, а сми прикупали шоколадные батончики себе к чаю и еще, чтобы побаловать соседок. Пожелания внучки – всегда были лишь поводом для исполнения своих, давно подзабытых желаний и поводом для озорства. Залезть на яблоню за приглянувшимся яблоком-скороспелкой? И это выполнимо! Поваляться на перине из гусиного пуха, прогуляться к дальнему колодцу с родниковой водой… Кто придумывал и исполнял эти желания? Маленькая девочка или молодые бабушки, вспомнившие, что и они когда-то были маленькими девочками? Я не знаю! Но возражений от внезапной потери возраста у моих взрослых наставниц у меня не было! И своим родителям их я не выдала! В конце концов, это были наши с ними секреты, милые и безобидные. Вдруг папа и мама отчитали бы всех нас? Досталось бы и бабушке-хозяюшке и бабушке-гостье.. И они тогда не были бы такими особенными в те две недели моего «тотального» контроля в деревне.

 

Сколько бы раз я не приезжала после, наша соседка, баба Прося и ее дочь Нюша всегда подробно расспрашивали меня, как там поживает «их подруга(!) Марья Ванна в городе». А посему перед каждой поездкой к бабе Соне я тщательно готовилась – помимо обязательного поиска наших секретных конфет (шоколадных батончиков), я непременно созванивалась с городской бабушкой и выспрашивала у нее, что произошло важного за год, что передать соседке напротив и что соседям по сторонам.

И хотя она больше никогда не приезжала в Невдольск, опосредованно эти женщины ездили друг к другу в гости через меня. Переехав в город, баба Соня ежедневно созванивалась с бабой Машей, они постоянно находили темы для обсуждений. А еще у них появился свой ритуал – вечерние переговоры о детях, о новостях и прочие обсуждения жизни. Их связь одно время ставила меня в тупик. Они родились в разных местах, у них были разные работы, интересы, увлечения – все, казалось бы, должно было их отдалять друг от друга, а они были словно не разлей вода, и при этом на большом расстоянии друг от друга, которое удавалось преодолевать лишь изредка. Попытка приревновать одну бабушку к другой у меня провалилась с треском – ее просто не заметили и выдали новое «поручение», что-то передать, пересказать и уточнить…

Вот такими невероятно молодыми и временно беззаботными я и запомнила их вместе, - той яркой вспышкой, когда они вместе «присматривали» за маленькой девочкой в дали от родителей, коих поглотила работа.

Часто я думала, что причиной того, что я так ярко запомнила тот краткий приезд Марьи Ванны к Софье Коновне,- в том необычном дожде у реки Сев, которые мы пережили вместе. И много лет подряд загадывала вновь оказаться на той самой границе дождя, когда впереди идет ливень, а ты находишься за его пределами и идешь посуху.

Подзабылось даже то, что отдельные капли дождя все-таки долетают и за пределы основного дождевого фронта, что это вовсе не душ, с направленно текущей водой, а стихия. Но вновь пережить это пограничное состояние, ощутить его мне очень хотелось.

И вот.. спустя два десятка лет я вновь оказалась в Невдольске, навещая его со своей старшей дочкой, и пребывая в гостях у своей подруги. В память о бабе Соне и бабе Маше мы обошли все наши маршруты… Как вдруг, при возвращении домой… на нас налетел сильный ветер, чему дочка невероятно возрадовалась! Она что-то пела, скакала.. а еще «ложилась» на воздух! Она наклонялась вперед и не падала от встречного ветра.

Вспомнив ту давнюю историю с одеждой, я таким же ровным голосом, как когда-то моя бабушка, сказала своей дочке: снимай одежду, мы ее спрячем от дождя. И это развеселило ее еще больше. Прикрытая лишь покрывальцем, она улыбалась да посмеивалась. Мол, знай наших! Мы-то с любой стихией дружим!

И вот я вновь у того самого дерева. Грозы нет, прятаться от молний не требуется. А все вокруг погружается в дождь. До нас же долетают лишь отдельные капли. Удивительно! Не в городе, ни в гостях, а снова на том же месте я нахожусь на границе дождя. Будто бы здесь особые ветра да память у самой местности, которая может отчасти возвратить давно пережитые эмоции ребенка – взрослому человеку…

Обратно в деревню мы идем сухие, обходя огромные лужи, на которых лопаются пузырки. В то, что мы сухие вернулись с реки после такого ливня, с трудом верит баба Прося.. А баба Нюша, согревая нас чаем, говорит ей: «Помнишь, а ведь такое уже было… когда наша Маруся была маленькой….»

А уж было ли это? И куда улетел тот дождь? Где осело то бурное счастье, что кружилось вокруг нас неделями лета? Все ли выветрилось из памяти? Или, может, стоит подождать…следующего ливня на границе миров, - ежедневных будней и стихийных встреч?

Мария Чулова

02/2021

"Хороший гусь Гаша" - книга в подарок бабушке и внукам

27 историй о природе и птицах родного края

Книга "Хороший гусь Гаша" Автор: Мария ЧуловаКнига "Хороший гусь Гаша" Автор: Мария Чуловаориентированы на аудиторию взрослых и детей 12+
144 стр, 86 илл, тверд.обложка, 200х260


Кулики и корольки, дятлы и совы, аисты, камышницы, лысухи и чомги - вот главные герои добрых наблюдений старых и малых людей, в которых сам человек остается "за кадром". Наиболее "разговорчивые" дятлы и корольки в лесу, тихие - птичья нянька, пеночка и зяблики - днём а домовые сычи, жители окрестных полей, - ночью. Заметки о воронах - самые короткие. Истории из жизни белоголового сипа и охоты домашней кошки на зайца - самые "взрослые". Как встать на крыло вслед за птицами, дикими и домашними, заворожившись их полётом?Кулики и корольки, дятлы и совы, аисты, камышницы, лысухи и чомги - вот главные герои добрых наблюдений старых и малых людей, в которых сам человек остается "за кадром". Наиболее "разговорчивые" дятлы и корольки в лесу, тихие - птичья нянька, пеночка и зяблики - днём а домовые сычи, жители окрестных полей, - ночью. Заметки о воронах - самые короткие. Истории из жизни белоголового сипа и охоты домашней кошки на зайца - самые "взрослые". Как встать на крыло вслед за птицами, дикими и домашними, заворожившись их полётом?

 Автор: Мария Чулова

Стоимость печатной книги, подарочная версия: 3 000 рублей Отправка почтой России / личная встреча в Москве

 

Электронный вариант книги в формате pdf: 1 000 рублей

 

Приобрести книгу ddeva@mail.ru

Промостраница гусенка Гаши: gus.gasha

Читать полностью »

ЗАКАЗАТЬ ЭКЗЕМПЛЯР КНИГИ У АВТОРА:
vk.com/maria.chulova

IGTV - инстаграм ютьюб канал - телеграм

Опубликовать в социальных сетях